ЗОЛОТО УРАЛА: ФЕДОР ЛАПШИН ИСПЫТАЛ УРАЛЫ NEXT ПОД ЕКАТЕРИНБУРГОМ

Отправляясь под Екатеринбург на знакомство с Уралами Next, я не подозревал, что оно будет проходить там, где добывают золото! И уж тем более не ожидал, что попаду в шахту золотодобытчиков, где меня облачат в каску, газозащитный аппарат и заставят сдавать нормативы горноспасателя...

Екатеринбург — город контрастов. Деревянные дома в центре соседствуют с футуристическими стеклянными зданиями, сверхсовременный отель Hilton пристроен прямо к домику маркшейдера XIX века (где, между прочим, останавливались декабристы по пути в ссылку). На улицах с одинаковой вероятностью можно встретить как новенький автобус МАЗ с газовыми баллонами на крыше, так и древние пассажирские Мерседесы и Икарусы, о которых в Москве уже давно забыли. Рядом с ломбардом и гламурным магазинчиком «Мадам Эклер» припаркован брутальный Урал-4320: ну да, ведь Уралы производят в соседнем Миассе.

Цены в центре города — это нечто! Кофейку с вафлями предлагается попить этак рублей за триста, а в магазине фарфора я видел сервиз местной выделки с портретами государя императора всего-то за 111 тысяч рубликов.

Если же отъехать немного от этой столицы Урала, попадаешь в городок Березовский. Не БерезОвский, как фамилия олигарха, а БерЁзовский, от слова «береза». Одноэтажные домики, бедная провинция... С тем лишь отличием, что Березовский — город золотодобытчиков, и под ним — бескрайние лабиринты тоннелей. «Раньше здесь было несколько тысяч шахт, теперь осталось только три», — говорит местный гид. Даже если золото закончится, работы в шахтах останавливать нельзя: иначе их зальет водой, и город провалится под землю.

В одной из комнат местного отряда горноспасателей — краеведческий музей: кандалы царских времен, фигура изможденного золотодобытчика, лотки, железяки и камни. Настоящее золото нам тоже показали — этакие крошки в пакетике. Даже не сфотографируешь толком.

Кстати, на сегодняшний день во всем мире добыто столько золота, что из него можно сделать куб с ребром 24 мет­ра, и у местных энтузиастов есть идея поставить памятник в виде рук, держащих куб таких размеров.

Невдалеке — учебная шахта. Выглядит словно вход в овощехранилище, на бетонной крыше дети играют в войнушку. Зато под землей, куда ведет лестница, — штреки и рельсы с вагонеткой.

Здесь мне и пришлось осваивать азы горноспасательного дела: на голову — каску и защитные очки, за плечи — аппарат с воздушным баллоном, в рот — загубник шланга. И со всем этим требуется, например, стремительно проползти на четвереньках по подобию штольни, сколоченному из досок. Норматив — 30 секунд, да еще и свет выключают. Внезапно упираешься в мокрую стенку и судорожно шаришь руками: дальше-то куда? Оказывается, наверх: подтянуться, вылезти... А потом в этом снаряжении надо свернуться калачиком в крохотной нише, пробитой в полу, причем сверху тебя накрывают тяжелым щитом. Чтобы не боялся завалов!

Впрочем, по сравнению с полосой препятствий ОМОНа, которую я преодолевал в прошлом году и после которой руки не мог согнуть-разогнуть, все это скорее развлечение для заезжих турис­тов вроде меня. Наяву-то спасателям куда тяжелее.

А знаете, как называется место для песка, оставшегося после добычи золота? Хвостохранилище. Настоящая пустыня посреди местных лесов. Грузовики там можно фотографировать эффектно, с клубами песка позади.

Да, так я о грузовиках: год назад подробно рассказывалось о дебюте Урала Next. Он, с одной стороны, перенял лучшие черты традиционных Уралов (мощное шасси, проходимость), а с другой — как и все новые модели Группы ГАЗ, которой принадлежит завод Урал, — получил массу современных (и зачастую унифицированных) компонентов.

Кабины такие же, как у Газелей Next или Газонов Next, но с собственным оперением из ПДЦПД, полидициклопентадиена, который прочнее стеклопластика. Двигатель — новая рядная «шестерка» ЯМЗ-536 мощностью до 312 л.с. Коробка передач — либо заслуженная (а точнее, древняя) ЯМЗ, либо ZF камазовской сборки. Раздатка и мосты модернизированы и усилены. Тормозная система Wabco, рулевое управление — интегральное. Совсем другие Уралы! И с совершенно иным уровнем комфорта: кресло на пневмоподвеске, электрические стеклоподъемники, магнитола с USB, круиз-контроль... Даже кондиционер по заказу.
Правда, с прошлого ноября по нынешний август таких машин сделано немного, около двухсот. Но если в ­2015-м Next был в основном шасси или бортовым грузовиком, то сейчас уральцы подготовили целый набор исполнений. Автокран, тягач с манипулятором, самосвал с платформой уже не чужого, как прежде, а собственного производства, грузовик-аварийка с газовым двигателем, северная вахтовка, рассчитанная на морозы до –50°С.

А еще — гоночные технички. Мы уже упоминали об их дебюте на ралли-рейде «Шелковый путь»: для команды «ГАЗ Рейд Спорт» построено три таких машины, и по конструкции они отличаются от обычных. Двигатели форсированы с 312 до 330 «лошадей», главная передача более скоростная (6,77 вместо 7,49), ограничитель скорости на 90 км/ч снят. Полуоси из стали вакуумной плавки, подшипники импортные, шины — Michelin.

А в здоровенных фургонах чего только нет: передний отсек — мастерская, задний — хранилище для запчастей и запасок. На этом-то грузовике мы с нашим экспертом-дальнобойщиком Димой Силиным и ездили по грунтовке, ведущей через лес.

Интерьер точь-в-точь как у Газели Next, которую я эксплуатирую уже четвертый месяц: все знакомо, и второй ряд сидений такой же (только тут он превращается в спальную полку, но это доступно и для Газелей с Газонами). Ощущения — будто пересел в сильно увеличенную Газельку.

С некоторыми отличиями, конечно: капот перед глазами, зеркала и рычаг КПП иные, кнопки на передней панели не в один ряд, а в два: раздатка, блокировки, переключатель с одного топливного бака на другой. Вместо ниши, куда я обычно кладу мобильник, — заглушка с клавишами регулировки оборотов, в противоположной нише — централизованная подкачка шин. И дисплей не «газелевский», а «газоновский» — с давлением воздуха в контурах.

Вибраций в кабине, разумеется, побольше, чем у Газели, но не так чтобы слишком, благо мотор далеко впереди, под капотом. Передач тоже ощутимо больше: целых девять, включая ползущую, и «с пощечиной», как говорят водители (переход из нижнего ряда в верхний и наоборот — смещением рычага вправо-влево).
А где же подлокотник, к которому я привык на «своей» Газельке? Как заверили уральцы, здесь он неактуален: будет только мешать, когда автомобиль качает на ухабах.

А ощущения от поездки по грунтовке — и правда будто от сильно подросшей Газели. Удобная посадка, плавный ход, хорошая реакция машины на руль, грамотные педали, четкое переключение передач (хотя на грунте выше второй не разогнаться). И колеи глубиной в полколеса машине нипочем! Когда мы наконец выкарабкались на асфальт, я набрал 80 км/ч — и тут без проблем: Урал хорошо держит дорогу.

Позже я водил по тому же маршруту самосвал, уже с короткой кабиной, стандартным двигателем и пятиступкой ЯМЗ. Конечно, его трясет больше: база короче, кузов пустой. Передачки включаются похуже: по грунту тянешь все на той же второй, а вот на асфальте приходится переключаться вверх с двойным выжимом сцепления, иначе не втыкается. Но тут уж вопрос выбора: за коробку ZF надо доплачивать.

Напоследок мне предложили пострелять в кабину Некста из «картофельного ружья»: уральцы сконструировали его из пластиковых водопроводных труб, чтобы доказать прочность оперения. В дуло заряжается обычная картофелина, в «камеру сгорания» пшикают лаком для волос. Камеру закрывают, прицел, щелчок пьезозажигалкой — и картофелина вдребезги разбивается о крыло. Красота!

Да и в целом Урал Next мне опять очень понравился. Для тяжелого внедорожного грузовика он непривычно комфортабелен (особенно на фоне дорогущего Унимога с убогой кабиной) и чисто сделан. Отлично помню, как у конкурента Mercedes Zetros, который мы испытывали (АР №6, 2012), отвалилась часть передней панели! Огорчило лишь то, что на уральском самосвале баранка стояла криво. «Сборщики поторопились», — прокомментировал представитель завода.
Сейчас бортовой Урал Next в самом простом исполнении стоит по заводскому прайс-листу около 2,7 млн руб­лей — примерно как две Газели Next с тентом и двухрядной кабиной. Грузовики с «навороченным» силовым агрегатом (312 сил, коробка ZF) и вахтовки — от трех миллионов и выше, цены машин с разными спецнадстройками могут переваливать и за пять миллионов.

Конечно, полностью заменить традиционные «железные» Уралы Next не сможет — хотя бы потому, что многим покупателям не нужны ни пластик, пусть даже противоударный, ни особый комфорт. Загнал машину куда-нибудь на буровую — и зачем там электрические стеклоподъемники и USB? Но гамма будет расширяться (например, за счет вариантов со спальной кабиной и колесной формулой 4х4), а конструкция — совершенствоваться. Сейчас на Дмитровском автополигоне испытывается Урал Next с улучшенной ярославской коробкой: у нее другие синхронизаторы, допустимый крутящий момент поднят, усилия на рычаге снижены. Внедрение такой коробки запланировано на 2017 год.

Прилетев из Екатеринбурга в Москву, я вновь сел за руль Газели Next: та же кабина, те же баранка и кнопочки... Только длинного носа перед глазами не хватает. И колеи глубиной в полколеса.

Вообще-то, я не люблю отечественный автопром и давно «продал Родину»: и тягач у меня немецкий, и легковушка. Но такое чувство, что ГАЗ в последнее время делает все для возвращения любви покупателей. Газель Next, на которой я аж два раза ездил в Скандинавию, зарекомендовала себя очень хорошо! А теперь и Урал Next идет по ее стопам.

Смотрите: мы разговариваем про автомобиль, рассчитанный на работу на бездорожье, то есть в агрессивной среде. В таких условиях я уже водил оба грузовых вездехода марки Mercedes: и Zetros, и Unimog. Я не знаю, насколько они надежнее, экономичнее и экологичнее, однако по проходимости Next им точно не уступит.

Более того, он — ах, как не повезло Мерседесу на этот раз! — комфортабельнее. Я понимаю, что и Zetros, и Unimog — работяги-болотники. Но Урал-то тоже! И на нем очень даже нормально ехать по бездорожью. А в немецких вездеходах — так, отработал положенное, и не более.